• 16.09.2021

Техника трёх фраз.

 Техника трёх фраз.

К сожалению, в повседневной жизни мы, как родители, не можем избежать такого понятия по отношению к ребёнку, как «наказание». Реакция неодобрения неоптимальных действий ребёнка, неотъемлемая часть воспитательного процесса для формирования оптимальной и эффективной личности, как в бихевиоральном, так и в когнитивном плане.

В статье поднимается вопрос о том, как воздействовать на неоптимальное поведение детей. – То, что на языке обыкновенных родителей называется «наказанием». Как ни странно, но в консультативной практике разговор о наказаниях возникает очень часть, а главное, ставится под сомнение эффективность этих действий со стороны родителей. В статье делается попытка описания психологического смысла воздействия на ребёнка при разных видах реагирования родителей на неоптимальные действия детей. Необходимо отметить, что интерес в работе представляет не только разбор психологических механизмов воздействия, но и предлагается свой метод реагирования с обоснованием его преимуществ по отношению к другим, стереотипным видам «наказаний».

Общение с детьми нелёгкая задача. Как выдержать баланс между поощрением и наказанием? Многие из нас недостаточно ярко демонстрируют свои положительные эмоции и чувства при успехах ребёнка и акцентировано наказывают за поведение не соответствующее нашим «стандартам». Или наоборот, боимся обидеть своё чадо, пытаемся не замечать его плохого поведения. Ещё один иррациональный вариант: родители стремятся быстро прекратить капризы ребёнка, дав ему всё, что он ни пожелает в этот момент. При этом акцентировано хвалят даже за те вещи, которые нормальны и естественны и не требуют такого огромного внимания со знаком «плюс». Все эти схемы взаимодействия с ребёнком чаще всего приводят к серьёзным проблемам в поведении. [2] Существует ещё одна схема взаимодействия с ребёнком, ведущая к негативным последствиям. Мы часто привыкаем к собственным стереотипам реагирования и воспитательным приёмам, при этом, не замечая, что ребёнок вырос. Следовательно, должна видоизмениться и система взаимодействия с ним. Например, когда ребёнку полгода, мы стараемся максимально помочь ему адаптироваться к миру и выполняем многие действия за него, а при неправильном поведении ограничиваемся короткими указаниями («так не надо делать»). Но, когда ребёнку уже три года, такой стереотип поведения уже не эффективен и даже вреден, а мы по-прежнему пытаемся делать всё за него и при нежелательных действиях ограничиваться словами типа «не надо так». Однако в три года ребёнок способен понимать более содержательные формулировки и испытывает потребность к установлению элементарных причинно-следственных связей. Недаром этот возраст называется возрастом «Почему?». Это лишь маленькие примеры взаимодействия родителей с детьми. Как же выдержать баланс между поощрением и наказанием? [7]

Основной принцип: надо максимально широко развести диапазон нашего поведения при поощрении и наказании. Если ребёнок действует успешно – акцентировано похвалите, расскажите о своих чувствах. При неоптимальном поведении ребёнка, максимально зафиксируйте в сознании ребёнка ваше неодобрение.

Если с поощрением более или менее ясно, то вопрос о том, как наказывать, часто беспокоит родителей. Именно на этом вопросе мы и остановимся подробнее.

Первая и самая главная ошибка в том, что когда поведение ребёнка раздражает, мы не сдерживаем свои эмоции, срываемся и, при этом не даём достаточной информации о том, что конкретно нас не устраивает и каковы были наши ожидания. Давайте разберёмся, как это обычно происходит на деле.

Угол.
Когда мы ставим в угол ребёнка, как правило, мы очень мало даём ему информации о том, что случилось и о том, как он должен поступать в данной ситуации. Мы просто говорим: — Ты провинился! Иди в угол! Что в этом случае мы требуем от ребёнка? – Произнести слово «извини». При этом ребёнок со временем понимает, что это волшебное слово разрешает ситуацию положительно. После чего за словом «извини» не стоит практически никакого смысла: за что, почему и как надо. Это просто некий «ключик» для разрешения ситуации. А если ребёнок ещё и интровертирован, то стоять в углу и рассматривать узоры на обоях ему просто комфортно, и он может делать это очень долго, при этом истинный смысл того, почему он в углу, довольно быстро уходит на второй план. Результат: от ребёнка «отстали», а у родителей появилось свободное время, вот и всё…

Нотация.
Мы часто пытаемся ребёнку рассказать о том, в чём он был не прав и как мы относимся к этому поступку. Но, ответьте себе на два вопроса:

  • действительно ли ребёнок не знает, как правильно поступить в данный момент, или просто он предпочёл такой способ решения задачи? (Физические и волевые затраты от ожидаемого действия приносят больший дискомфорт, чем неправильное действие, или «не действие» и, следующие за этим санкции. Таким образом, выбор падает на деструктивное поведение.)
  • когда вы читаете нотацию, так ли вы изобретательны в своей речи? Скорее всего, вы однообразны и нудны. В результате «внушение» ребёнку вы делаете достаточно пространно, долговременно и неэффективно.
    Кроме того, нужно понимать тот факт, что особенности внимания детей до 7 лет достаточно ограничены. Дети способны зафиксировать и усвоить несколько коротких чётких фраз. Далее внимание ребёнка рассеивается.

Шлепки.
Как правило, это эмоциональное решение. Первая реакция на поступок ребёнка, который не соотносится с нашими ожиданиями. Ребёнку доставляем неприятные эмоции, себе тоже. Когда мы прибегаем к этому способу часто, то ребёнок выносит из этого только одно: перетерплю несколько неприятных секунд, и дальше могу также делать, всё что захочу. Кроме всего прочего, этот вариант относится к разряду физических наказаний, а это всегда очень тонкий и спорный момент, которого стоит избегать априори. Исключением может быть вариант, когда поведение ребёнка угрожает жизни и здоровью кого-либо и его нужно быстро и радикально пресечь.

Так какие же могут быть альтернативы этим вариантам наказания?

Я предлагаю использовать вариант, который условно назвал «Техника трёх фраз». Суть метода заложена в самом названии. Если необходимо отреагировать на неадекватное поведение ребёнка, то мы используем для этого всего три фразы.

Первая фраза должна содержать озвучивание наших чувств и эмоций, относительно проступка ребёнка. Например: «Я очень огорчён тем, как ты сейчас поступил».

Вторая фраза должна быть направлена на закладку стереотипа поведения, которое ожидалось и было бы одобрено. Например: «Я надеялся, что ты в этой ситуации поступил бы так. (Здесь говорим, как необходимо было действовать)».

Третья фраза: «Я сейчас настолько расстроен, что не готов с тобой продолжать разговор». При этом мы должны действительно закончить разговор, обязательно попытавшись уйти на другую территорию. (Например, в другую комнату.) Важно не выгонять ребёнка, а уйти самим – это ваш выбор, ваше решение, а, следовательно, и ваше действие.

Ещё одно обязательное условие – эти фразы мы должны произносить без излишней эмоциональности. Спокойным ровным голосом. Также следует помнить, что эту технику стоит применять только при серьёзных проступках ребёнка. Если мы будем ею пользоваться в любых ситуациях и часто, мы её просто обесценим.
Далее у родителей возникают закономерные вопросы.

  1. «Это не реально! Мой ребёнок или начнёт капризничать и «висеть» на мне, или просто побежит за мной, пытаясь извиниться или переключить тему разговора». Если мы считаем необходимым наказание, то должны свои намерения попытаться выполнить до конца. Если ребёнок стремится привлечь ваше внимание и не даёт отойти, вы должны остановиться и по возможности спокойным тоном сказать: «Я очень расстроен и, мне больше нечего сейчас тебе сказать. Извини, но мне нужно побыть одному». Осторожно отстраняем ребёнка от себя и пытаемся уединиться. Может быть, даже закрыв за собой дверь. (Здесь всё очень индивидуально.)
  2. «Да, но если я так сделаю, мой ребенок, скорее всего, будет делать вид, что ничего не произошло и я не уверен, что это вообще подействует». Здесь главная ошибка – это начать сомневаться. Если ребёнок делает вид, что ничего не произошло, то это лишь форма защиты и желание заставить вас сомневаться в эффективности собственных действий. Будет очень большой ошибкой, почувствовать неуверенность, продолжить разговор или задавать уточняющие вопросы. (Например: Ты понял? Ты меня слышал? Тебе хотя бы чуть-чуть стыдно? И т.п.) Такими вопросами вы только подтверждаете то, что вы не уверены в собственных действиях и вам нужно уточнить эффективность ваших действий у ребёнка.
  3. «Так если он будет пытаться делать вид, что ничего не произошло, то мы можем очень долго не разговаривать. Как долго не общаться с ребёнком после этого?» Это очень индивидуально и зависит от личности характера и возраста ребёнка. Безусловно, увлекаться этим приёмом не стоит. Если речь идёт о ребёнке трёх лет, то не более пяти-семи минут. Если же ребёнку уже 7 лет, то здесь многое зависит от личности. Тревожному экстраверту, к примеру, необходимо уменьшить время. А устойчивому интроверту – увеличить. Но минимальное время на молчание должно быть примерно 15 минут. Это вполне соответствует адаптивным рамкам. За это время ребёнок ещё не потеряет мысль о происходящем и не получил стойкого психотравмирующего эффекта от изоляции.

Если ребёнок сам не идёт на контакт слишком долго, то вы можете прийти на его территорию (в комнату). Тем самым вы покажете, что готовы идти на контакт. Если и здесь ребёнок замкнётся, то придумайте ему какое-нибудь поручение (просьбу). Например, вы вдруг заметили, что на верхней полке за книгами лежит пыль. Попросите ребёнка принести тряпку, пока вы будете освобождать эту полку. Таким образом, вы вернёте контакт с ребёнком. В этот момент многие невольно делают ещё одну ошибку. Из-за неуверенности в эффекте, взрослые часто возвращаются к ситуации и начинают или выяснять степень осознания вины ребёнком, или повторно объяснять ребёнку суть произошедшего. Этого делать ни в коем случае не надо. Ситуация уже отработана. Вы сами произносили фразу о том, что вы уже всё сказали.

Возвращаясь к теме, вы, во-первых, продемонстрируете неуверенность в собственной эффективности, во-вторых, рискуете перейти на нотацию, в-третьих, опять выйдете на позицию назидательных родителей и маленького несмышлёного ребёнка, коим ребёнок быть не хочет. Безусловно, пользуясь этой техникой, надо быть максимально внимательными и соблюдать несколько условий:

  1. Пользоваться этой техникой только в тех случаях, когда это действительно необходимо.
  2. Перед тем, как применить технику, подумать о том, как наиболее правильно и лаконично сформулировать фразы.

Стоит понимать, что круг поведенческих особенностей, при которых необходимо применять этот метод, обычно не очень велик. Поэтому не следует применять «технику трёх фраз» неизменно и бездумно. Если вы понимаете, что подобные ситуации случались несколько раз, и вы понимаете, что ребёнок знает, как поступать, то вторую фразу говорить не следует. Также, вторая фраза зачастую становится не актуальной в силу возраста, когда ребёнок делает осознанный выбор и понимает все варианты поведения в произошедшей ситуации. Со временем, и в третьей фразе в подавляющем большинстве случаев отпадёт надобность. Останется лишь озвучивание чувств.

Таким образом, наша реакция постепенно свернётся до одной фразы. И эта фраза, если правильно ею пользоваться, действенна всегда и для любого возраста. Назревает резонный вопрос: Чем же эта техника выгодно отличается от других вариантов «наказания»?

Одна из базисных потребностей детей – соответствовать ожиданиям своих родителей. Каким образом ребёнок, ещё с пелёнок может понять, соответствует ли его поведение ожиданиям значимых взрослых? Ответ очевиден. Ребёнок ориентируется на эмоциональные проявления. А что нас больше ранит, когда мы невольно огорчаем близких: слова или те эмоции и чувства, которые сопровождают обиду и огорчение? Очевидно, что больше нас заденут чувства, а не слова. Отсюда идея о том, что первая фраза техники, собственно и служит «наказанием» для человека. Она доставляет серьёзный эмоциональный дискомфорт и заставляет зафиксировать в сознании происходящее, обдумать свои поступки.

Мы говорили о том, что наказывая ребёнка, зачастую не даём достаточной информации о том, как надо было поступить, чтобы мы одобрили его поведение. А между тем, ребёнок может или не вполне понимать, что именно не понравилось родителям и какого поведения они ожидали. Вторая фраза техники, полностью объясняет наши ожидания и отвечает на вопрос, чем конкретно мы огорчены. Третья фраза носит предупредительный характер о дальнейших санкциях. В роли санкции выступает временное лишение ребёнка возможности контактировать с собой. Этот вариант действия (наказания) тоже основан на базисной потребности во взаимодействии и общении с родителями. Таким образом, лишение ребёнка контакта, также приносит сильный дискомфорт и заставляет ребёнка переживать по поводу произошедшего. Кроме того, создание нескольких минут изоляции и тишины, с подкреплением негативными эмоциями, заставляет ребёнка серьёзно задуматься о произошедшем в деятельном и чувственном плане. При этом мы дали ребёнку достаточно информации о наших ожиданиях и одобряемых способов действия. В результате конфликтная ситуация максимально фиксируется в сознании ребёнка. Следовательно, при возникновении подобной ситуации, у ребёнка появляется осознанный выбор: действовать в соответствии с ожиданиями родителей и избежать неприятных эмоций или поступить привычным, но не адаптивным и не одобряемым способом.

Есть и ещё один плюс в этой технике. Он также базируется на устойчивой потребности: потребности быть взрослым. Для объяснения применим терминологию теории трансактного анализа Эрика Берна. [3] Когда мы применяем санкции привычным способом, то мы находимся в роли «родителя», а ребёнок в роли «ребёнка». А когда мы применяем «технику трёх фраз», то мы действуем в системе «взрослый – взрослый». Кроме того что это самый оптимальный вариант взаимодействия, роль взрослого подсознательно льстит ребёнку. И при обдумывании ситуации и выборе способа действия, ребёнок подсознательно делает выбор: я хочу в следующий момент оказаться в роли «взрослого» или «ребёнка»? Если я поступлю в соответствии с ожиданиями, то я буду действовать «по-взрослому», а если нет, то как «маленький ребёнок». Все эти аргументы, позволяют мне допустить, что эта техника достаточно эффективна и имеет право на применение. Кроме того, это многократно подтверждается обратной связью в результате консультативной практики.

Литература:

  1. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. – М.: Фонд «За экономическую грамотность», 1995. – 96
  2. с.Алексеева Е.Е. Психологические проблемы детей дошкольного возраста. Учебно-методическое пособие. 2-е изд. – СПб.: Речь, 2008. -283 с.
  3. Берн Э. Трансактный анализ в психотерапии: Системная, индивидуальная и социальная психиатрия. / Пер. с англ. А.Груэберг. – М.: Эксмо, 2015г. – 368с.
  4. Гордин Л.Ю. Поощрения и наказания в воспитании детей. – М.: Педагогика, 1971. –200 с.
  5. Карабанова O.A. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования. Учеб. пособие. – М.: Гардарики, 2008. – 320 с.
  6. Левин К. Гештальт-психология и социально-когнитивная теория личности. – СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2007 – 125 с.
  7. Лесфгафт П.Ф. О наказаниях в семье и их влияние на развитие типа ребенка. Избр. соч. – М.: Педагогика, 1988. – С. 264–273.
  8. Спиваковская A.C. Как быть родителем. – М.: Педагогика, 1986. – 160 с.
  9. Строганова Л.В. Нравственные основы применения наказания к ребенку. Учебное пособие. – М.: Педагогическое общество России, 2005. – 56 с.
  10. Сухомлинский В.А. Воспитание без наказания. Избр. пед. соч. в 3 т. – М.: Педагогика,– Т. 3. – С. 432–436.

Автор: Ходырев Дмитрий Юрьевич педагог-психолог МДОУ № 59, председатель городского методического объединения психологов г.о. Электросталь, Московской области.

Фотографии: Pexels

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Ответить

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[an error occurred while processing the directive]